ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава

– Продолжай, – попросил Эцио, забывший про вино.

– Вот послушай, что у меня вышло. – Леонардо нацепил на нос очки и стал читать вслух: – «Пророк… явится… когда 2-ая частичка будет принесена в плавучий город…»

Юноша затаил дыхание.

– Пророк? – повторил он. – «Только Пророку по силам это открыть»… «две частички Эдема».

– Эцио? – Изумленный Леонардо снял очки и ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава начал неосознанно грызть одну из дужек. – Для тебя понятен смысл этой загадки?

Аудиторе поглядел на друга. Казалось, снутри его созрело какое-то решение.

– Леонардо, мы с тобой издавна знакомы. Даже очень издавна. Если уж не доверять для тебя, тогда я вообщем не знаю, кому доверять… Слушай! Пару лет ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава вспять дядя Марио говорил, что им с моим папой удалось расшифровать отдельные странички Кодекса. Там содержится предсказание о потайном старом хранилище, в каком спрятано что-то очень могущественное!

– Да? Умопомрачительно! – воскрикнул живописец и здесь же замолк. – Если мы смогли расшифровать послание со страничек Кодекса, ты не думаешь, что братья ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава Барбариго и другие твои неприятели тоже были бы в курсе? Означает, и им понятно о существовании хранилища, а это не прекрасно.

– Погоди! – воскрикнул Эцио, лихорадочно соображая. – Что, если это и было целью их путешествия на Кипр? Отыскать «частицу Эдема» и привезти ее в Венецию!

– «…когда 2-ая частичка ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава будет принесена в плавучий город…» Ну естественно!

– Я все сообразил! Только Пророку по силам открыть хранилище! Боже мой, Лео! Дядя Марио говорил мне о Кодексе, но я тогда был очень молод и самонадеян. Я даже посчитал его слова старческим бредом. Сейчас я понимаю: все было взаимосвязано! Убийство моего отца и братьев, убийство ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава Джованни Мочениго, покушение на барона Лоренцо и злодейское убийство его брата… Все ради одной цели – отыскать хранилище! И я знаю, кто стоит за всем этим. В моем перечне он числится первым. С ним я еще не успел расправиться… Испанец!

Живописец сходу сообразил, о ком шла речь.

– Родриго Борджиа ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава, – шепнул он.

– Он самый! Галеон с Кипра ворачивается завтра. Я должен его повстречать.

– Фортуны для тебя, дорогой друг, – произнес Леонардо, прочно обняв Эцио.

Преждевременное утро Эцио, вооруженный сокрытыми клинками и бандольером, полным метательных ножей, встречал в тени колоннады близ пристани. На сходнях стояли люди в незаметных мундирах. Все было ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава изготовлено, чтоб не завлекать к для себя излишнее внимание, но Эцио смог рассмотреть герб кардинала Родриго Борджиа. Надев перчатки из козьей шерсти, они по цепочке передавали маленький ящик. Человек, стоявший последним, взгромоздил ящик для себя на плечи и, сопровождаемый охраной, приготовился уйти. Позже то же самое сделали и другие. Ящиков ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава было 5. Неуж-то «вторая частица» была таковой большой, что ее куски распределили по нескольким ящикам? Либо она находилась в каком-то одном ящике, а другие служили для отвода глаз? Все носильщики выглядели идиентично, в особенности издалече. За кем идти?

Эцио уже готовился выйти из убежища, когда увидел ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава человека, который тоже скрывался в тени колоннады и смотрел за разгрузкой. Приглядевшись, юноша чуть не вскрикнул: это был не кто другой, как Марио Аудиторе. Эцио подавил желание окрикнуть дядю либо даже подойти к нему. Все пятеро людей с ящиками вкупе с сторожами двинулись в путь. Похоже, драгоценный груз находился в ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава самом первом ящике. И все-же не обознался ли он? С чего вдруг Марио решил отправиться в Венецию? И почему конкретно на данный момент?

Мыслить об этом было некогда. Эцио следовал по пятам гвардейцев Борджиа, стараясь не выпускать из виду 1-ый ящик. Время от времени его одолевало колебание: вправду ли ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава снутри лежит «частица Эдема»?

Люди Борджиа подошли к площади, откуда веером расползались 5 улиц. Каждый носильщик, сопровождаемый охраной, двинулся по собственной. Эцио мигом взобрался по стенке на крышу, чтоб держать в поле зрения всех пятерых. Скоро он увидел, как один носильщик, оставив провождающих, вошел в мощный кирпичный дом и ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава оказался во внутреннем дворе. Там он поставил ящик на землю и осторожно открыл. Из дома к нему вышел очередной человек кардинала, по-видимому сержант. Эцио подобрался поближе, чтоб слышать их разговор.

– Магистр ожидает, – произнес сержант. – Перекладывай осторожно. На данный момент же!

К этому времени во двор вышел ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава слуга, держа в руках шкатулку из тикового дерева. Поставив ее на землю, он здесь же пропал. Носильщик переложил в шкатулку некий предмет, кропотливо упакованный в траву. Эцио лихорадочно соображал. Магистр! Так у тамплиеров назвали только 1-го человека – Родриго Борджиа! Перекладывание драгоценного груза из ящика в шкатулку делалось ради большей надежности. Но сейчас ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава Аудиторе знал, в чьих руках находится реальный груз.

Возможно, сержант что-то запамятовал, так как возвратился в дом. Эцио спрыгнул вниз и подкрался к носильщику. Ему хватило одной минутки, чтоб перерезать тому гортань, упрятать тело в узеньком просвете меж домами и надеть мундир, плащ и шлем убитого.

Юноша ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава не мог побороть искушение – ему хотелось заглянуть вовнутрь шкатулки. Он уже поднял крышку, когда хлопнула дверь и из дома вышел сержант с пятью бойцами.

– Чего стоишь? Пошли!

– Так точно! – ответил Эцио.

– И чтобы под ноги смотрел. Не дай боже споткнешься. Сейчас для тебя поручено дело исключительной значимости. Второго такового ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава в твоей жизни не будет. Сообразил?

– Так точно!

Сопровождающие окружили Эцио, и небольшой отряд продолжил путь.

От городской пристани их путь лежал в северную часть, к площади Святых Иоанна и Павла, где мессер Верроккьо не так давно воздвиг конную скульптуру кондотьера Коллеоне. Свернув на набережную Нищих, отряд ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава продолжил идти на север и в конце концов достигнул неиндивидуального с виду дома, возведенного близ канала, на насыпи. Сержант постучал в дверь эфесом клинка – та одномоментно открылась. Первым вошел Эцио, за ним – сопровождающие. Лязгнули томные засовы, и дверь закрылась.

Они очутились на лоджии, стенки которой обвивал плющ. Их очевидно ожидали. В ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава кресле посиживал носатый человек лет шестидесяти, одетый в бархатную сутану блекло-пурпурного цвета. Вошедшие дали ему честь. Эцио сделал то же самое, стараясь не встречаться с голубыми ледяными очами, которые он так отлично знал. Испанец!

– Неуж-то оно тут? – спросил Борджиа. – За вами не было слежки?

– Нет, ваша светлость ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава. Все прошло в соответствующем…

– Докладывай!

Сержант откашлялся и только позже продолжил:

– Мы обязательно следовали вашим приказам. Кипрская миссия оказалась сложнее, чем мы подразумевали. В самом начале появились… отягощения. Нескольких сторонников нашего дела пришлось отстранить, так как они могли помешать успеху миссии. Но мы привезли то, за чем вы ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава нас посылали, и доставили привезенное сюда, в точности выполнив все распоряжения вашей светлости. Мы убеждены, что ваша светлость помнит о нашей договоренности и готов щедро наградить нас за проделанную работу.

Эцио не мог допустить, чтоб тиковая шкатулка и ее содержимое оказались в руках кардинала. Наступил щекотливый момент платы ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава за оказанные услуги. Как обычно, исполнитель обязан был немного подтолкнуть заказчика к оплате «сверхурочных», и Эцио решил пользоваться ситуацией. Как большая часть богатых людей, кардинал был скуп и очень не обожал расставаться с средствами. Нажав пружины обоих укрытых клинков, юноша ринулся на сержанта. Легкого укола в открытую шейку оказалось довольно ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава. Пятеро караульных попробовали взять его в кольцо, но младший Аудиторе, кружась, как будто исступленный дервиш, наносил легкие, но смертельные уколы. Скоро все пятеро были мертвы.

Смотря на него, Родриго Борджиа тяжело вздохнул:

– Так-так, Эцио Аудиторе. Давненько мы с тобой не виделись.

Кардинал был совсем невозмутим.

– Кардинал, – произнес Эцио ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава, отвешивая иронический поклон.

– Отдай ее мне! – востребовал Родриго, кивая на шкатулку.

– Поначалу скажите, где он?

– Кто?

– Ваш Пророк. Что-то он не спешит показываться… – Эцио обернулся вокруг, а потом продолжил более суровым тоном: – Сколько человек умерло за содержимое этой шкатулки? А его все нет!

Хохот Родриго больше напоминал стук ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава костей.

– Ты же вроде истовостью в вере не отличался. А туда же. Разве ты не видишь Пророка? Он перед тобой! Я – Пророк!

Сероватые глаза Эцио округлились. Родриго был одержимым! Но какого характеристики была эта одержимость, если ее сила превосходила разумное и естественное течение жизни? Секундные размышления стоили юному человеку ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава утраты внимательности. Испанец выхватил из-под сутаны schianova – легкий, но очень страшный клинок с эфесом в виде кошачьей головы. Кардинал пружинисто вскочил на ноги, нацелив лезвие клинка на гортань Эцио.

– Отдай мне Яблоко! – прорычал Борджиа.

– Итак вот что в этой шкатулке? Яблоко? Наверняка, оно магическое, – язвительно произнес Эцио, в мозгу ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава которого дядин глас повторял: «частица Эдема». – Попытайтесь отобрать, ваше святейшество!

Клинок Родриго пропорол Эцио мундир – показалась кровь.

– Ты явился один? А где же твои верные друзья-ассасины?

– Чтоб расправиться с вами, они мне не необходимы!

Эцио сражался обоими клинками. Левый наруч помогал отражать удары Родриго. Ему не удавалось ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава достать до кардинала правым клинком, но двулезвийный левый полоснул по сутане и ранил кардинала.

– Ах ты, небольшой гаденыш! – выкрикнул Родриго, морщась от боли. – Вижу, в одиночку мне тебя не победить… Охрана! Ко мне!

Внутренний двор вдруг заполнился караульными кардинала. Эцио знал, что в эфесе правого клинка осталось совершенно не достаточно яда ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава. Он отступил, чтоб занять оборону. В этот момент одному караульному удалось вышибить шкатулку из рук юного человека. Схватив ее, караульный протянул шкатулку магистру.

– Благодарю, uomo coraggioso![133]

Тяжело было вести бой против дюжины, но Эцио сражался хладнокровно, подчиняясь не чувствам, а стратегическому расчету. Им обладало желание отбить ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава шкатулку. Убрав сокрытые клинки, Аудиторе взялся за метательные ножики. 1-ый уложил того самого uomo coraggioso, 2-ой вышиб шкатулку из узловатых пальцев Родриго.

Испанец наклонился за шкатулкой, и 3-ий ножик пропархал мимо и ударился в каменную колонну. Только волшебство выручило кардинала. Но этот ножик был брошен не Эцио.

Резко обернувшись, юноша ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава увидел знакомое бородатое лицо. За эти годы дядя постарел, поседел, стал еще грузнее, но воинских способностей не утратил.

– Дядя Марио! – воскрикнул Эцио. – Я уже лицезрел тебя на пристани!

– Не желал, чтоб все развлечение досталось для тебя одному, – произнес Марио. – Но ты не беспокойся, nipote[134]. Ты здесь не один ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава!

Размахивая алебардой, на Эцио бросился один из караульных Борджиа. Его удар мог бы выслать юного человека в мир нескончаемой ночи. Но за мгновение до него, как будто по волшебству, в лоб караульного вонзилась арбалетная стрела. Караульный так и погиб с изумленным лицом. Эцио оборотился в направлении выстрела и не ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава поверил своим очам. Ла Вольпе!

– Лис, а ты что здесь делаешь?

– Да прослышал, что для тебя может пригодиться наша поддержка, – ответил Лис, стремительно перезаряжая арбалет.

Из дома на помощь гвардейцам Борджиа бежало подкрепление. Да и к Эцио торопились Антонио и Бартоломео.

– Не дай Борджиа ускользнуть со шкатулкой! – загремел главарь гильдии ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава воров.

Размахивая собственной возлюбленной Бьянкой как косой, Бартоломео врезался в ряды неприятельских караульных, которые пробовали победить его численным приемуществом. Равномерно перевес в сражении оказался на стороне ассасинов и их союзников.

– Эцио, мы их здесь стремительно добьем, – произнес Марио. – Смотри за Испанцем!

Родриго спешил к двери в конце лоджии ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава. Младший Аудиторе ринулся ему наперехват, но кардинал уже ожидал его с клинком в руке.

– Мой мальчишка, эту битву для тебя не выиграть, – осипло бросил он. – Ты не можешь приостановить то, о чем написано в предсказании! Ты умрешь от моей руки, разделив участь твоего отца и братьев, ибо погибель ждет всякого ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава, кто посмеет противиться тамплиерам.

Но в голосе Родриго уже не было прежней убежденности. Эцио лицезрел, как уничтожили последнего из караульных Борджиа. Он заградил кардиналу дверь, поднял собственный клинок и приготовился нанести удар.

– Это – за моего отца!

Но кардинал смог пригнуться. Эцио растерял равновесие и свалился. Решив, что собственная ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава шкура дороже Яблока, Родриго бросил шкатулку и скрылся за дверцей.

– Смотри не ошибись! – озлобленно бросил он на прощание. – Мы с тобой еще сразимся! Тогда и я позабочусь, чтоб твоя погибель была неспешной и истязающей.

С этими словами он пропал.

Эцио ловил ртом воздух, пытаясь встать. Внезапно ему протянули руку. Он поднял голову ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава. Паола!

– Родриго сбежал, – улыбаясь, произнесла она. – Но это уже не принципиально. Мы получили то, за чем пришли.

– Нет! Ты слышала, что́ он произнес? Я должен догнать его и окончить начатое!

– Успокойся, – произнесла другая дама.

Это была Теодора. Оглянувшись, Эцио увидел вокруг всех собственных союзников: дядю Марио, Лиса, Антонио, Бартоломео ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава, Паолу и Теодору. Но был очередной, кого Эцио лицезрел в первый раз: бледноватый темноволосый юноша с задумчиво-насмешливым выражением лица.

– А что вас всех сюда привело? – спросил Эцио, ощущая напряжение в собственной «команде».

– Может быть, то же, что и вас, Эцио, – ответил незнакомец. – Возлагали надежды узреть явление Пророка.

Эцио ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава несколько смутился и разозлился:

– Нет! Я пришел сюда, чтоб уничтожить Испанца. Пророк меня не интересует, если он вообщем существует. Но его тут нет.

– Разве? – Юноша внимательно смотрел на Эцио. – Ведь Пророк – это вы.

– Что?!

– Возникновение Пророка было предсказано. Вы столько времени находились рядом с нами, а мы даже ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава не догадывались. Все это время вы и были тем, кого мы находили.

– Я ничего не понимаю. Кто вы вообщем таковой?

Юноша немного поклонился:

– Меня зовут Никколо ди Бернардо деи Макиавелли. Я – член ордена ассасинов, обученный старым премудростям, чтоб обезопасить будущее населения земли. Как и вы. Как и ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава каждый, кого вы тут видите.

Удивленный Эцио попеременно поглядел на собравшихся.

– Дядя Марио, это правда? – в конце концов спросил он.

– Да, мой мальчишка, – ответил Марио, подходя к нему. – Мы годами вели тебя, уча всему, что могло пригодиться для вступления в наши ряды.

В голове Эцио сразу появились тыщи вопросов. Он не ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава знал, с чего начать.

– Сначала я желал бы выяснить анонсы о моей семье. Как там мать? Как Клаудия?

– Что ж, полностью своевременный вопрос, – улыбнулся Марио. – Обе живые и здоровы. Но сейчас живут не в монастыре, а со мною, в Монтериджони. Естественно, горечь утраты будет аккомпанировать твою мама до ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава конца ее дней. Но она получает большое утешение, занимаясь совместно с настоятельницей богоугодными делами. Что касается Клаудии, твоя сестра сначала упрямилась, но настоятельница сходу сообразила, что жизнь монахини – не для нее. Служить Господу можно и по-другому. Словом, Клаудию освободили от обетов. Она вышла замуж за моего капитана, и скоро ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава у тебя появится племянник либо племянница.

– Хорошие анонсы, дядя. Я всегда считал, что монастырская жизнь – не для Клаудии. Но у меня к для тебя еще целая куча вопросов.

– Скоро для их наступит подходящее время, – произнес Макиавелли.

– Необходимо еще почти все сделать, до того как мы опять увидим наших близких и ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава отпразднуем встречу, – произнес Марио. – А может, встреча вообщем не состоится. Сейчас мы вынудили Родриго бежать, бросив шкатулку. Он не успокоится, пока не заполучит ее содержимое. А нам во что бы то ни стало необходимо этого не допустить. Даже ценой своей жизни.

Эцио снова осмотрел собравшихся ассасинов и только ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава на данный момент увидел у каждого странноватое клеймо, выжженное у основания безымянного пальца левой руки. Но он ощущал неуместность собственных последующих расспросов. Марио тоже обвел очами всех:

– Думаю, пора…

Все согласно кивнули. Антонио вытащил карту, развернул и показал Эцио место, помеченное крестиком.

– Приходи туда на закате, – торжественно-повелительным ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава голосом произнес он.

– Идемте, – произнес Марио, обращаясь к соратникам.

Макиавелли взял шкатулку с ее драгоценным и таинственным содержимым. А потом ассасины бесшумно пропали, оставив Эцио 1-го.

В тот вечер Венеция казалась как-то удивительно безлюдной. Большая площадь перед базиликой тоже была пустой и тихой, если не считать воркования обитавших тут ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава голубей. Колокольня уходила ввысь на головокружительную высоту, но Эцио без размышлений начал подъем. Встреча, на которую его позвали, наверное что-то прояснит. Интуиция давала подсказку: некие ответы окажутся пугающими, но его жизнь предопределена, и он не вправе поворачиваться к судьбе спиной.

Приближаясь к верхушке, юноша услышал приглушенные ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава голоса. Одолев последние метры, он перелез через парапет и оказался на площадке под крышей. В центре камешки пола были очищены от пыли и сора. По периметру этого незапятнанного круга стояли семеро ассасинов, лица которых скрывали капюшоны. В центре Эцио увидел маленькую жаровню, где пылал огнь.

Паола взяла его за ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава руку и ввела в круг. Марио затянул нараспев:

– Laa shay’a waqi’un moutlaq bale kouloun moumkine … Эти слова, произносимые нашими предшественниками, лежат в базе нашего Кредо…

Выйдя вперед, Макиавелли сердито поглядел на Эцио:

– Там, где другие слепо следуют за правдой, помни…

Младший Аудиторе вдруг сообразил, что знает окончание фразы, будто бы ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава произносил ее всю жизнь.

– Ничто не поистине.

– Там, где другие ограничены нравственными и другими законами, – продолжал Макиавелли, – помни…

– Все допустимо.

– Мы трудимся во тьме, чтобы служить свету. Мы – ассасины, – произнес Макиавелли.

Собравшиеся повторяли в унисон:

– Ничто не поистине, все допустимо. Ничто не поистине, все допустимо. Ничто ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава не поистине, все допустимо…

Марио взял Эцио за левую руку.

– Пора, – произнес он племяннику. – Современные ассасины не настолько категоричны, как наши предшественники. Мы уже не требуем, чтоб вступающий в наши ряды жертвовал безымянным пальцем. Но печать, которую мы ставим, остается с человеком навечно… Ты готов примкнуть к нам?

Как будто ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава во сне, но почему-либо зная, как следует поступать и чего ожидать, Эцио протянул свою руку.

– Готов, – без колебаний ответил он.

Антонио вынул из жаровни устройство для клеймения, схожее на маленькие щипцы, и повелел Эцио согнуть все пальцы, оставив безымянный.

– Больно будет совершенно незначительно, брат, – предупредил Антонио. – Сам знаешь: нам почти ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава все доставляет боль.

Антонио поднес полукружия к основанию безымянного пальца Эцио и надавил рычаг. Запахло подгоревшей кожей, но младший Аудиторе даже не вздрогнул. Главарь воров стремительно убрал щипцы. Ассасины отбросили капюшоны и окружили нового члена братства. Дядя Марио с гордостью похлопал племянника по спине. Теодора открыла склянку с густой ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава прозрачной жидкостью, которой осторожно смазала место ожога.

– Это успокоит боль, – произнесла она. – Мы гордимся тобой.

К Эцио подошел Макиавелли и многозначительно кивнул:

– Benvenuto[135], Эцио. Сейчас ты – один из нас. Остается только окончить церемонию посвящения, а позже, друг мой, нас ожидают суровые дела.

Сказав это, Макиавелли взглянул вниз, на ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава копны сена, расставленные вокруг колокольни. Фураж для конюшен Дворца дожей. Отсюда они казались малеханькими пятачками, куда нереально приземлиться с достаточной точностью. Но Макиавелли так и поступил. Полы его плаща развевались на ветру, пока продолжался полет. Потом прыгнули и все другие. Эцио с страхом и восхищением смотрел за идеальным приземлением ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава каждого. Позже все семеро поглядели ввысь.

Эцио отлично умел перепрыгивать меж крышами, но прыжок с таковой высоты был для него реальным испытанием веры. Сможет ли он приземлиться в небольшой кружок? Но никакого другого достойного метода спуститься не было. Любая секунда промедления только утяжеляла задачку. Аудиторе пару раз ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава глубоко втянул в себя воздух и прыгнул в вечернюю мглу, подняв руки над головой и представив, что ныряет в воду.

Ему показалось, что прыжок продолжался несколько часов. Ветер свистел у него в ушах и складках одежки, ероша ему волосы. Копны сена рванулись ему навстречу. В последнее мгновение он закрыл глаза…

…и провалился ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава в сено! У Эцио перехватило дыхание, но он поднялся на дрожащих ногах и, убедившись, что ничего для себя не сломал, возликовал.

К нему подошли Марио с Теодорой.

– Думаю, он нам подходит? – спросил у монахини старший Аудиторе с легкой ухмылкой на губках.

Этим же вечерком Марио, Макиавелли и Эцио ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава собрались в мастерской Леонардо, рассевшись вокруг его длинноватого стола, на котором лежал умопомрачительный предмет, стоивший Родриго Борджиа стольких сил и чужих жизней. Все четыре с любопытством и благоговением поглядывали на сокровище.

– Великолепно, – в который уже раз повторил да Винчи. – Просто великолепно!

– Но что это? – спросил друга Эцио ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава. – И что с ее помощью можно сделать?

– Пока я теряюсь в гипотезах, – признался живописец. – Это странноватое изделие хранит внутри себя много старых загадок, а его устройство… по последней мере, я ничего подобного нигде и никогда не лицезрел. Механика этой вещи сложностью собственной превосходит любые современные машины… Что все-таки касается принципа ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава деяния, он мне понятен не больше, чем то, почему Земля крутится вокруг Солнца.

– Ты, наверняка, желал сказать: «Почему Солнце крутится вокруг Земли»? – спросил Марио, удивленно взглянув на Леонардо.

Но живописец смотрел лишь на диковинную машину, которую осторожно держал в руках, поворачивая в различные стороны. В некий момент она ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава, как будто почувствовав пристальное внимание к для себя, замерцала призрачным светом, шедшим изнутри.

– Эта машина изготовлена из материалов, которых, согласно законам логики, не существует, – восхищенно продолжал да Винчи. – И совместно с тем это очень древнее устройство.

– О ней упоминается на страничках Кодекса, которые есть у нас, – воткнул Марио. – Там приведено ее ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава описание. Кодекс именует эту машину «частицей Эдема».

– А Родриго называл ее Яблоком, – добавил Эцио.

– Что-то вроде яблока с древа зания? – резко спросил Леонардо. – Яблока, которое Ева отдала Адаму?

Взоры всех опять сосредоточились на диковинном предмете. Свечение усилилось, и сразу возрос его гипнотический эффект. Эцио испытывал необъяснимое, но ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава нарастающее желание дотронуться до Яблока. От поверхности не исходило ни жара, ни даже тепла, а к удивлению добавилось чувство угрозы, которая могла таиться снутри старой машины. Юному ассасину вдруг подумалось: стоит прикоснуться к поверхности «частицы Эдема», и изнутри вырвутся молнии. Он запамятовал о собственных спутниках. Вокруг стало мрачно и холодно ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава. Казалось, в мире остались только он и этот… предмет.

Рука Эцио сама собой, перестав повиноваться его разуму, потянулась к Яблоку. Пальцы сжали гладкую поверхность.

Первой его реакцией был реальный шок. Поверхность Яблока смотрелась изготовленной из неизвестного металла, но на ощупь оказалась мягенькой и ласковой, как женская ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава рука. Более того, она была как будто жива! Но Эцио даже не успел толком помыслить об этом. Яблоко сияло все ярче, и в последующее мгновение оттуда вырвался ослепительный вихрь света и красок. Они слагались в непонятные образы. Младший Аудиторе прищурился, смотря на собравшихся. Никколо и Марио отвернулись, плотно закрыв глаза и обхватив ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава голову. Похоже, обоим было жутко и больно. Леонардо застыл как скульптура. Его глаза были полны благоговейного кошмара, а рот открыт, как у изумленного малыша. Эцио опять оборотился к Яблоку. Сейчас видения стали более четкими. Появилось что-то вроде огромного сада, в каком расхаживали непонятные существа, похожие на монстров. Позже ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава он увидел черный город, окутанный бессчетными пожарами, над которым подымалиь странноватые грибовидные облака, высотой превосходя самые высочайшие соборы и дворцы. Потом юный ассасин увидел марширующих куда-то боец, при этом они были не похожи на все, что он когда-либо лицезрел. Через мгновение заместо армии появились изможденные ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава люди в полосатой одежке. Другие плетками загоняли их в коренастые кирпичные строения. Эцио почудилось, что он слышит лай собак, которые были у людей с плетками. А сзади кирпичных строений торчали высочайшие трубы, выплевывающие темный дым… Мерцали звезды и планетки, люди в диковинных сверкающих доспехах плавали в черном пространстве. Появился очередной ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава Эцио, позже двойники Леонардо, Марио и Никколо. Их число опять удвоилось, учетверилось. Младшему Аудиторе показалось, что само время раздвоилось и перевоплотился в беспомощную игрушку сильного ветра, бушевавшего в мастерской.

– Приостанови это! – кликнул кто-то.

Эцио стиснул зубы и, сам не зная почему, обхватил левой рукою правую и ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава уже правой рукою опять коснулся Яблока.

В то же мгновение видения пропали. Комната обрела свои прежние очертания и пропорции. Все четыре присутствующих поглядели друг на друга. Никто из их не пострадал. Даже очки Леонардо не съехали у него с носа. А Яблоко лежало на столе – такое обыденное, такое малеханькое ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава…

Первым заговорил да Винчи.

– Этот предмет ни при каких обстоятельствах не должен попасть не в те руки, – произнес он. – Человек слабенький может мигом лишиться рассудка…

– Согласен, – схватил Макиавелли. – Мне самому было тяжело, когда все это началось. Я чуть веровал, что схожее может быть.

Надев перчатки, он осторожно взял Яблоко, убрал ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава в шкатулку и плотно закрыл крышку.

– Как ты думаешь, Испанец знает о свойствах Яблока? – спросил у Макиавелли Эцио. – И способен ли Борджиа управлять им?

– Я знаю, что этот предмет никогда, ни в коем случае не должен попасть к нему, – отчеканил Никколо и подал шкатулку Эцио. – Для тебя надлежит ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава беречь Яблоко, применяя все способности, каким мы тебя обучили.

Эцио осторожно взял шкатулку и молчком кивнул.

– Отвезешь ее в Форли, – произнес Марио. – Та оплот имеет прочные стенки и пушки, а управляет ею наш самый надежный союзник. Поточнее, союзница.

– И кто же? – спросил Эцио.

– Ее зовут Катерина Сфорца.

Эцио улыбнулся:

– Как, помню… древняя ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава знакомая. Буду счастлив вновь с ней повидаться.

– Тогда готовься в дорогу, – произнес Марио.

– Я поеду с тобой, – заявил Макиавелли.

– Замечательно, – улыбнулся Эцио. – А что хочет делать ты, amico mio? – спросил он у Леонардо.

– Я? Закончу местные дела и вернусь в Милан. Барон ко мне благоволит.

– Когда опять ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава будешь во Флоренции и у тебя выдастся свободный денек, непременно загляни в Монтериджони, – произнес ему Марио.

– Прощай, Леонардо. Надеюсь, в один прекрасный момент наши пути опять пересекутся.

– Я в этом не сомневаюсь, – ответил живописец. – Если я для тебя понадоблюсь, обратись к Аньоло. Он всегда знает, где меня отыскать.

– Счастливого пути ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава.

Эцио обнял собственного давнешнего друга.

– Возьми прощальный подарок. – Леонардо подал ему мешок. – Тут пули и порох для твоего пистолетика, также большой флакон яда для твоего ужасного, но полезного клинка. Надеюсь, все это для тебя не пригодится, но дополнительная защита никогда не бывает излишней.

Юный ассасин поднял на него ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава глаза, полные слез:

– Спасибо. Спасибо за все, мой хороший друг.

Плавание на галеоне было долгим и на уникальность размеренным. В подабающее время корабль подошел к низинному, заболоченному берегу близ Равенны. Юный Аудиторе и Макиавелли опешили, лицезрев на пристани Катерину в сопровождении нескольких слуг.

– Курьер предупредил меня о вашем прибытии, – произнесла ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава она. – Вот я и решила повстречать вас не в Форли, а тут. Вы мудро поступили, отправившись на галеоне дожа Агостино. На дорогах сегодня беспокойно. Мы никак не можем покончить с разбойниками. Правда, вам они бы не были таковой уж помехой, – добавила она, улыбнувшись Эцио.

– Я польщен, синьора, что вы ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава меня еще помните.

– Пусть это и было много годов назад, но вы произвели на меня воспоминание… И вас, Никколо, я рада созидать, – произнесла Катерина, делая поворот к Макиавелли.

– Так вы знакомы? – спросил юный ассасин.

– Никколо давал мне… дельные советы в муниципальных делах. – Она стремительно переменила тему: – А вы, Эцио, стали ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава полноправным ассасином. Поздравляю.

Хотя Катерина приехала в карете, она произнесла слугам, что назад поедет верхом, – погода была хорошей, ну и ехать было неподалеку. Забравшись в седло, Катерина предложила Эцио ехать рядом.

– Вам наверное понравится Форли. Там вы будете ощущать себя в безопасности. Наши пушки уже более ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава сотки лет охраняют город, а стенки оплота числятся неприступными.

– Простите, синьора, но мне не дает покоя одна вещь…

– Какая же, позвольте выяснить?

– До этого я никогда не слышал, чтоб дама управляла городом-государством. Я впечатлен.

– Очевидно, до этого городом правил мой супруг, – улыбнулась Катерина. – Может, вы незначительно помните Джироламо? – Она ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава помолчала. – Он погиб.

– О, мне очень жалко.

– Не стоит. Я сама подстроила его убийство, – просто произнесла Катерина.

Эцио попробовал скрыть свое изумление.

– Позвольте мне кое-что объяснить, – произнес до сего времени молчавший Макиавелли. – Мы узнали, что Джироламо Риарио работал на тамплиеров. Он в то время заканчивал составление карты, показывающей местопребывание других ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 18 глава страничек Кодекса.

– Я все равно никогда не обожала этого сукина отпрыска, – решительно призналась Катерина. – Плохой отец, в кровати полное недоразумение – словом, сплошная заноза в пятой точке… У меня позже было еще двое мужей. Так что мне есть с кем ассоциировать.


associirovannij-gostepriimstvo.html
assorti-iz-svezhih-ovoshej-15050.html
assortiment-blyud-iz-ribi.html